Главная » Культурная жизнь

Фестиваль «Золотой Феникс». Интервью генерального продюсера Игоря СТЕПАНОВА

27 сентября 2010 Нет комментариев

Игорь Степанов: Любой фестиваль – это шашлык!В дни фестиваля в редакции «СГ» побывал генеральный продюсер «Золотого Феникса», директор Гильдии кинорежиссёров России, директор Центрального Дома журналиста Игорь СТЕПАНОВ. Говорили, естественно, о кино. В первую очередь – о смоленском кинофоруме, но не только о нём. Игорь Юрьевич – открытый собеседник, и он давал яркие ответы на любые вопросы. Убедитесь сами.Откуда берутся продюсеры- Игорь Юрьевич, про вас довольно мало информации в Интернете, хотя вы всегда на виду и вас охотно цитируют. Расскажите о себе, как вы стали продюсером кинофестивалей?- Я закончил институт культуры в Харькове. Занимался организационной работой по линии ЦК комсомола и никогда не думал, что попаду в кино. Когда Советский Союз распался, я оказался в Москве, и меня бывшие сотрудники ЦК комсомола пригласили в актёрскую гильдию директором. Я сделал фестиваль «Созвездие», и так 20 лет назад совершено случайно оказался в кино. Потом меня позвали работать в гильдию режиссёров, но никто не ставил задачи делать фестивали. Просто оказалось, что кинематографом больше никто не занимается, денег на кино не дают, а как жить сегодня актёрам и режиссерам? Только через фестивали, я понял. Тогда я стал придумывать фестивали, на которые можно найти деньги, и на хозрасчёте (нам никто не обеспечивает зарплату, у нас общественная организация) я 20 лет работаю – сначала в гильдии актёров, теперь вот уже 15 лет в гильдии режиссёров. И полтора года назад Союз журналистов России пригласил меня быть директором Центрального Дома журналиста в Москве.- Давайте перечислим, какие фестивали вы сейчас курируете…- Первый из них – это «Сталкер»: 15 лет назад я придумал фестиваль фильмов о правах человека. Второй из стабильных – это как раз «Золотой Феникс», который родился три года назад. Позже я придумал «Профессия – журналист»: фильмы о профессии журналиста – как они делают свои репортажи, к сожалению, погибают в горячих точках… Собралось много фильмов. Все фестивали живут за счёт грантов. Скажем, после первого фестиваля «Профессия – журналист» посольство Нидерландов дало деньги на проведение фестиваля на ближайшие два года. Есть ещё одни фестиваль, который называется «Десять заповедей». Это фестиваль духовного кино. Он проводится в Тамбове.- Расскажите, как вообще кинофестиваль попадает в город?- Город для проведения фестиваля выбирается по нескольким критериям. Мой первый критерий: удобство проезда. Не больше ночи в пути. Второй: обязательно должна быть культурная программа. В Смоленске есть что посмотреть! Третье: должна быть площадка, на которой можно качественно показывать кино. Для фестиваля у вас город сложен идеально: есть большой кинотеатр Современник, есть малый кинотеатр «Россия-Премьер» с гостиницей, где можно жить, и при нём работает пресс-центр, и есть «Малютка». Скажут задействовать ещё несколько площадок – мы и с этим справимся.На смоленских холмах- «Золотой Феникс» – не первый фестиваль, который вы к нам привозите…- Я знаком с вашим городом уже 20 лет. Я был директором фестиваля «Созвездие» в уже далёком 90-м году. Затем в 96-м году я привозил к вам правозащитный фестиваль «Сталкер». Позже у вас проходил фестиваль «Новое кино. XXI век», который тоже с моей лёгкой руки в этот пришёл. Я думал, что это будет хороший фестиваль. Меня попросили помочь, подобрать город, свести с администрацией, и администрация очень хорошо откликнулась. Но, к сожалению, люди, которые с фестивалем пришли в город, оказались аферистами. Просто аферистами, которые использовали хорошее отношение к себе. Затем ко мне снова обратилась Администрация области: нельзя ли нам что-нибудь ещё вместе придумать? Я пошёл на эксперимент, мне было очень интересно совместить, что хочет город и что хотят кинематографисты. Фестиваль актёров-режиссёров – это фишка, которую я придумал совершенно случайно. Как заманить популярных актёров, которые интересны широкому зрителю? Многие стали режиссёрами – давайте их пригласим в новой ипостаси! И они все захотели приехать, показать свои работы.Я когда зову сюда всех, говорю: ребята, у вас будет возможность посмотреть город и натуру для съёмок, обогатиться духовно, увидеть достопримечательности, замолить грехи – в церковь сходить. Это всё очень важно! То, что гостевая программа очень грамотно и ладно организована, уж не говорю о зрителях, которые с удовольствием приходят и смотрят картины – это дорогого стоит, и это не красивые слова. Для гостей организованы экскурсии по городу. Если раньше все посещали три объекта – Талашкино, Катынь, Успенский собор, то сейчас появился четвёртый – место падения самолёта.- Как вы расцениваете опыт проведения «Кино под открытым небом» в Лопатинском саду?- Открытую площадку я просил сделать ещё два года назад. Все были против: мол, кто это будет смотреть, в парке ходят разные люди, звук будет мешать жителям домов и так далее. В этом году наконец-то эта идея воплотилась – власти созрели для неё. И оказалось, что это правильная затея. Знаете, в 97-м году я работал на фестивале в Юрмале, и посмотрев ваш Лопатинский сад я понял, что это – как Юрмала, здесь можно делать такие же хорошие фестивали – песенные, например. Потому что получилась уютная площадка, закрытая от ветра, есть очень красивые натуральные декорации, прекрасная эстрада. Если дальше всё пойдёт нормально, мы проведём там одну из частей следующего фестиваля – «Музыка в кино», когда артисты будут приезжать петь именно туда. Во-вторых, не надо бояться такого понятия, как «демократическая площадка». Она для молодёжи, для тех, кто просто гуляет. Ведь не все приходят в кинотеатр, а парк – такое место, где можно раствориться, это важно. Показы, которые мы провели, доказали, что такая форма нужно людям. Вот Говорухин в парк приехал, – очень скептически он туда отправлялся, я его просто затаскивал, – и вдруг люди стали задавать серьёзные вопросы: о гражданской позиции, о прозе Высоцкого… Практика показала, что не было никаких эксцессов на этой площадке, хотя мы к ним готовились – была привлечена охрана. На следующий год мы планируем заказать для зрителей зонтики, пледы…- Что нужно подтянуть на фестивале, что было не так, на ваш взгляд?- Да нет, всё было так. Низкий поклон Администрации области и города, тем более, что город попал в сложную ситуацию с мэром, но: все работают, все стараются что-то сделать, и все, кто приехали, довольны отличной организацией. Не хорошая – отличная организация, говорю не для красивого словца. Я проехал около 70 городов России, и мы всюду показывали фильмы. Я вижу, как здесь принимают, как встречают, – у вас правильное отношение областной и городской власти к жителям.Существует одна проблема, это проблема всех нестоличных городов: «А теперь мы хотим зарубежных звёзд!.. Давайте сделаем фестиваль – международным!» Качество фестиваля определяется не количеством звёзд, а качеством фильмов в первую очередь. Часто уровень фильмов может не совпадать с уровнем звёздности – значительно его превышать. Режиссёр Юрий Быков сделал очень интересный фильм «Жить», он – режиссёр будущего, но его пока никто не знает. А город думает: какую бы ещё звезду нам привезти?Наша сторона договорилась с Пьером Ришаром, – он сейчас на Дальний Восток поехал, на фестиваль. Гонорар знаете какой у него? 30 тысяч евро. Заплатим – и Пьер Ришар приедет к нам. Это не считая перелёта бизнес-классом и райдера (определённых требований по пребыванию). Но мы ведь не табакерка золотая…Киноначинка- Какие фильмы в этом году вы выделяете для себя в конкурсной программе и не только?- Я не выделяю, так нельзя говорить. Мы вам представили лучшие из тех ста фильмов, что мы отсмотрели. Все фильмы мне нравятся – да, конечно. Почему? Потому что актёр, ставший режиссёром реализовал себя в новой профессии. Почему его не поощрить за это, почему это не поддержать?! Другое дело, что это – не Феллини, не Тодоровский, не Тарковский, но это его видение как режиссёра. Мы уйдём из этой жизни, но останутся произведения. Какими бы они ни были, они останутся… Для истории уже есть картина режиссёра Людмилы Марковны Гурченко, и вы её увидите.- Фильмы на фестивале достаточно разнокалиберные. Например, в конкурсную программу попал фильм «Комедианты», снятый по заказу телеканала «Культура», попал фильм в жанре российского киберпанка – «На игре-2», попали философские фильмы-размышления… Сознательно ли вы пошли на такой шаг и как вы относитесь к тому, что у зрителей может возникнуть некий скепсис в отношении подобной пестроты?- Понимаете, любой фестиваль – это шашлык! Там есть мясо, есть лук, есть помидоры.. Если режиссёр снял телевизионный спектакль – чего ж его не взять? Да, это произведение другого жанра, но тем и интересен фестиваль, что там есть разные фильмы, его разноплановость и разножанровость. Ведь стержень всего – это актёры, ставшие режиссёрами. Галибина пригласили на телевидение, и он сделал такой фильм-спектакль, но это всё равно – произведение искусства. Можно сказать, другой формат, но это не противоречит замыслу фестиваля. Призы мы даём не за жанры, а за достижение, за качество.Чтоб вы понимали: перед Гильдией режиссёров стоит задача: пропаганда творчества российских режиссёров, фильмы которых часто никто не видит. У зрителей есть желание видеть звёзд, у организаторов есть идея сделать фестиваль зрелищным… Какая-то из ваших газет написала, что это не фестиваль, а шоу. Да, это впервые – фестиваль-шоу! Мы знаем это. Мы и ставили себе такую задачу. Главное – люди довольны. Мы тоже: они увидят фильмы, самые новые.- Вопрос о ваших личных пристрастиях как продюсера. В одном из интервью вы сказали, что вы против чернухи в искусстве и не возьмёте на правозащитный фестиваль «Сталкер» такие фильмы Балабанова, как «Брат» и «Война»…- Фильмы, которые делают наши режиссёры, страдают однобокостью: как у нас плохо жить. Когда готовишь фестиваль «Сталкер» и просматриваешь 600-700 фильмов, выбираешь из них 100, которые хоть как-то объективно пытаются показать проблемы. А режиссёр хочет показать субъективно: война в Чечне – и трупы, трупы, трупы… Он говорит: убивали, убивали, убивали… Он не показывает другую сторону этого сюжета. Односторонняя негативная информация. И когда таких фильмов на фестивале собирается много, то люди с ума сходят от показанного, я не шучу. Нет альтернативы, нет другого мнения, нет возможности зрителю разобраться в проблеме.- Так ведь в «Доме Солнца» тоже нет альтернативы, только одна сторона конфликта представлена…- Но в программе есть другие фильмы! Я же говорю: программа смотрится в целом.- Вы сказали, что все гости фестиваля посещают мемориал «Катынь». Для смолян такая известность на весь мир – довольно болезненный вопрос, особенно когда его искусственно раздувают. Мы живём рядом с пролитой кровью жертв, причём они были не только с польской стороны, но и с нашей. Скажите, как вы относитесь к фильму «Катынь» Анджея Вайды? Разве это не чернуха?- Разумеется, нет. Чернуха для меня – это когда неоправданно много голых тел на экране, когда всё время с экрана звучит мат – многие режиссёры совершенно неоправданно стали наполнять свои фильмы матом. Мы такие фильмы просто не берём, принципиально, даже если это гениальное кино. Балабанов и другие режиссёры культивируют негативные моменты, и это не есть хорошо для профессиональной режиссуры, мы считаем. Извращения и кровь на экране – это чернуха. В США закон защищает мозги зрителя – там запрещено показывать элементы насилия. А у нас красочно показывают, как допустим, глаз вытек, за глазом – ещё что-нибудь, а на глаз потом наступили каблуком… И режиссёр потом говорит: посмотри, у меня такие спецэффекты, нам такого удалось достичь!..«Катынь» – это шедевр мировой культуры. Из-за политических соображений у нас этот фильм немножко прижимали, мы даже одно время не могли показать его на фестивале. А потом, когда власти решили договориться, его перестали бояться. Но это – произведение искусства, не чернуха!- Но ведь финальная сцена как раз отличается натурализмом…- Она правдива. Сцена расстрела сделана прилично. Это реконструкция исторических событий, будем так говорить. Ведь так оно и было… И этот фильм – классика. Я бы его с удовольствием показывал. Это – не чернуха.Лично – об общем- Каково на ваш взгляд нынешнее состояние документального кино? В программе фестиваля – документальный фильм о Твардовском…- Документальное кино у нас в полном порядке, и вообще у нас кино – в полном порядке! Никому не верьте, когда все плачут. У нас есть хорошие люди, которые делают кино, у всех есть камеры цифровые, есть возможности… Другое дело, что его никто никогда не увидит, поэтому его надо размещать в Интернете, предлагать на фестивали. Кино серьёзное у нас хорошее, кинодокументалистов очень много, многие из них пришли в игровое кино, стали делать высококлассные фильмы, например, Алексей Учитель. Кино живёт, другое дело – государство его не финансирует, а мы ищем крайнего: почему нам не дают деньги?! На самом деле, надо искать другие пути. Сняли фильм – нужно послать его на фестиваль, самим пропиарить и проталкивать. А ждать, что кто-то соберёт миллионы зрителей, и те будут его смотреть… не бывает такого! У всех – одинаковые проблемы. Главное, что сегодня через документальное кино есть возможность иносказательно говорить о том, что происходит в стране, о том, что нельзя сказать прямо, документальное кино этим и интересно. Кроме того, технические возможности существенно расширились, и любой, даже непрофессионал, может сделать сегодня интересный материал, владея компьютерной обработкой.- По вашим оценкам, кинокризис в стране завершился?- Нет, он только начался! Он приведёт к тому, что все разругаются, и уже разругались. К сожалению, в наше кино пришла большая беда, раздрай. Как вам объяснить… Роль личности в истории всегда важна. Мы возвращаемся к временам, когда личность решает ход истории. Конкретно – Никита Сергеевич Михалков. Человек, который посчитал, что он гуру в области кино и пытается, так как он авторитетен в глазах нашей власти, убедить её в своём видении кинематографа, Хотя – уже появился совсем другой кинематограф, который востребован в Европе и во всём мире. Люди делают фильмы, которые берут призы на кинофестивалях. Но Никита Сергеевич, преследуя какие-то свои конкретные цели, убедил власти, как должен сегодня развиваться наш кинематограф. Это привело к тому, что остановили финансирование всего кинематографа. Возник Фонд поддержки кино, который субъективно, по каким-то своим критериям, будет давать деньги неким восьми кинокомпаниям. А все остальные оказались выкинуты за борт – хоть классики, хоть молодое кино. Государство сегодня не хочет заниматься культурой по-настоящему, потому что никто не владеет культурой, никто её не понимает. Вот Олимпиада для нас важна!.. Кино делается – независимое, авторское кино: есть хорошие люди, хорошие, надёжные друзья, которым режиссёрам дают деньги, но – без участия государства. Государство у нас в стороне оказалось, оно не может и не хочет управлять процессом. Вот проблема: как Гильдия кинорежиссёров мы сегодня оказались никому не нужны! Мнения Марлена Хуциева, Вадима Абдрашитова, Карена Шахназарова слушать никто не хочет.- Мы благодарим вас за интервью и за фестиваль! Будем надеяться, господдержка кинематографа усилится, и у режиссёров вашей гильдии появятся новые возможности!

Редакция «Смоленской газеты», Смоленская газета


Читайте также

Оставить комментарий или два

Добавьте свой комментарий или трэкбэк . Вы также можете подписаться на комментарии по RSS.

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.

Вы можете использовать эти тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Следите за нами в Twitter