Главная » Новости

Всё бросить и уехать в Алексино. Как Петуховы променяли Москву на смоленскую глубинку

23 ноября 2017 Нет комментариев

Зачем столичный менеджер с семьей поселился в смоленской деревне

А начиналось все достаточно прозаично: жители города Сафоново Галина Михайловна и Александр Васильевич Петуховы всю жизнь мечтали о домике в деревне. Когда они вышли на пенсию, а их сыновья выросли и уехали учиться в большие города, супруги решили: пора! В 2012 году они оказались в старинном селе Алексино, на экскурсии. Очаровались здешней усадьбой и решили, что жить они будут здесь.

«Я выбор родителей сразу одобрил, ­ признается младший сын Петуховых Антон. ­ Меня вдохновили вековые деревья Алексина. Никогда и нигде я не видел таких лип и дубов… Начал изучать историю и выяснил, что тут всегда кипела жизнь. В XIX веке в Алексине работали пекарня, кожевенный завод, бумажная и стекольная фабрики… Сквозь призму истории я почувствовал, что могу раскрыть здесь свои возможности в большей степени, чем в городе».
Когда через два года Антон решил переехать из Москвы в Алексино, его друзья удивились. Успешный менеджер с прекрасным образованием вдруг все бросает и уезжает в деревню...
«Потом Антон и бороду отпустил, и русскую рубаху надел… Знакомые стали спрашивать, в чем дело, ­вспоминает Галина Михайловна. ­ Я забеспокоилась и поехала на Ладогу, на фестиваль славянства, узнать, чем увлекается мой сын. И там я поняла, что это никакая не секта, а просто стиль жизни: жить на земле, носить рубахи, есть натуральные продукты…»

Галина Михайловна выдохнула. Только вот волновалась, что Антон еще не женат. Молодой человек отмахивался: «Мама, хорошие жены на дороге не валяются! Бог даст ­ встречу». Бог дал. С Дашей он познакомился еще несколько лет назад, на фестивале славянской культуры во Владимирской области. Молодые люди даже добавили друг друга в друзья в соцсетях, но дальше этого общение не пошло.
В прошлом году приятели Антона стали просить его снимать видео о своей жизни: «Ты переехал в такую глухомань! Мы хотим знать и видеть, чем ты занимаешься!» Антон задумался о покупке видеокамеры и наткнулся в Интернете на Дашино объявление… Слово за слово, молодые люди стали общаться.
«Она задавала слишком много вопросов о жизни в деревне, а мне надоело «музицировать» на клавиатуре, ­ Антон прячет улыбку в пышных усах. ­ В конце концов, я не выдержал и пригласил Дашу с мамой погостить у нас. С тех пор мы не расставались».

Разговор у печки
Даша ходит по дому в длинном льняном платье ­ очень похожа на Настеньку из «Морозко». На самом деле Дарья ­ профессиональный дизайнер. Она окончила Венециановский колледж в Твери и университет имени Герцена в Петербурге. В городе на Неве у нее была своя творческая мастерская и много заказов. В свободное время она с подругой проводила уроки по росписи ткани для воспитанников детских домов. Но это все в прошлом. Сейчас Даша сидит передо мной на печи и весело машет ногами.

«В этом году я многое делала впервые: пекла хлеб, топила печь, варила мармелад, откачивала мед в огромной медогонке ­ там такой чудесный аромат витает! ­ Даша делает паузу и будто бы вдыхает сладкий воздух. Она показывает это так искусно, что я тоже начинаю чувствовать аромат в медогонке. ­ Да, без трудностей не обходится: и пчелы кусали, и лошадь на ногу мне как­то наступила, я даже с коня падала. Но Антон сказал: «Кто не падает ­ тот не катался».
А еще здесь, на земле, я поняла, что самое лучшее придумано до нас предками, даже меры веса и длины. Человек должен съедать столько еды, сколько у него помещается в ладонях. А глубина его ложки должна равняться толщине пальца. Считалось, чтобы накормить семью из трех человек ­ отца, мать и дитя, нужно было сварить котелок еды, который по объему совпадает с головой женщины».
Я ловлю себя на мысли, что нахожусь будто бы в ожившем музее русской сказки.

«А хочешь, я тебе покажу, какой котелок нужно сварить, чтобы накормить весь род?» ­ весело спрашивает Даша и с легкостью лани соскакивает с печи.
«Конечно!» ­ отвечаю я и еле сдерживаюсь, чтобы не захлопать в ладоши от восхищения ­ как в детстве.
Даша становится посреди комнаты и широко разводит руки в стороны. «Вот такой! Высотой в рост женщины и по ширине ее разведенных рук!»
Я улыбаюсь: «Ой, Даша! У нас в Смоленске все старые квартиры по площади такие, не то что котелок». Мы смеемся.
«Я недавно гостила в городе, ­ делится хозяйка. ­ Приехала и поняла, что на меня там давит пространство: узкие коридоры, лестничные клетки, низкие потолки, аж воздуха не хватает...»

Хлебные истории
Комната молодых, где мы разговариваем, очень большая. Кроме спальни, в ней есть маленькие мастерские. Здесь Даша с Антоном печатают этикетки, льют свечи, упаковывают медопродукты, смешивают травяные сборы… Когда Даша жестом фокусницы дергает за занавеску, из моей груди вырывается возглас удивления. На полочках стоят десятки стеклянных баночек: малина, вишня, таволга, сушеная ирга, брусника, манжетка, мята, иван­чай, цветки цикория, душица, березовый лист, шиповник, жасмин, черемуха, зверобой, спорыш…
Здесь же в настоящей русской печи Петуховы пекут хлеб ­ без дрожжей, на меду и из цельнозерновой муки.
«Зерно должно вырастать по старинным беспахотным технологиям и без химических удобрений. Тогда оно получается настоящее, первородное, ­ рассказывает Антон. ­Хозяйств, которые так работают, в России несколько. Как молоть зерно? Сегодня в наших деревнях мельниц днем с огнем не сыскать: как будто они были бумажными… Да, у нас есть ручная мельница, но на ней много не смолотишь… Сейчас заказываем муку в Пензенской области».

Визитная карточка Петуховых ­ «Пирог по­смоленски». С виду ­ обычный хлеб с начинкой, но не все так просто.
«Такой пирог пекла моя свекровь Варвара Александровна. Она всю жизнь прожила в деревне Тишково в Ельнинском районе, ­ рассказывает Галина Михайловна. ­ Рецепт простой. Беру тесто на закваске, но делаю покрепче, чем хлебушек. Для начинки отвариваю картофель, толку его, солю, добавляю сливочное масло. Перемешиваю с творогом ­ его нужно предварительно отжать, чтобы он был без сыворотки. Перед отправкой в печь не забудьте проколоть тесто».

Шоколатье из Алексина
На кухне у Петуховых как будто кто­то расстелил сказочную скатерть­самобранку. В чашках дымится иван­чай с вишневым листом, а на деревянной тарелке ­ угощения: домашние эклеры на сливочном масле и молоке, белёвская пастила, смоква с клюквой, апельсином, яблоком и брусникой…
Что же там в розеточке? «Это халва из жмыха на меду, ­ отвечает Антон. ­ Жмых остается после давки подсолнечного масла. Мы смешиваем его с медом. Все просто, вкусно и натурально».
«Уверяю вас, эти сладости может приготовить любая хозяйка, ­говорит Даша, пододвигая ко мне тарелку с пастилой. ­ После натуральных продуктов у меня совершенно другим стало вкусовое восприятие. Раньше ведь как: купила что­нибудь в магазине, попробовала и могу сказать только, сладко ли это или нет. А здесь ешь и ощущаешь всю вкусовую гамму».
Я пробую маленькой ложечкой черничное варенье. То самое, которое готово сделать слаще самый бедный вкусами период года ­ когда осень кончилась, а зима еще не наступила… Среди завитушек пастилы и кубиков мармелада на тарелке лежит самый настоящий шоколад из натуральных ингредиентов.
У Антона он получился не сразу. Дорогобужский шоколатье Петухов поначалу расстраивался, что лакомство начинает таять в руках, а не во рту, как прописывает технология. Долго осваивал мраморные доски, шпатели и прочие инструменты хитрого процесса.
«Оказалось, что главное в этом деле ­ правильно выстроить кристаллическую решетку шоколада, ­говорит Антон. ­ Для этого нужно сначала растопить его до 400, потом опустить до 270 и поднять до 320. Не смотрите на меня так, на деле все очень легко. Конечно, если вы работаете по 8 часов в день, то вам не до литья шоколада. Купите плитку по дороге с работы. Но мы более свободные. Проснулись ­ и сами расставляем приоритеты, чем хотим заниматься».

«Вы не такие, как все...»
«В Петербурге я прожила почти пять лет, меня большой город абсолютно устраивал, а потом однажды стало так плохо, что душа взвыла, ­рассказывает Даша и отправляет в рот конфету с халвой. ­ Вся моя жизнь была похожа на зомбилэнд: пингвинячье движение в метро, все дни одинаково серы. Знаете, как шутят в городе на Неве: в Питере серый ­ особенно яркий. Однажды я поняла, что не хочу так жить».
Антон поддерживает супругу: «Город ­ это искусственная среда, созданная для конкретных целей и задач. Но не для жизни. Да, большинство людей смотрят на нас удивленно: все ведь в город едут, а мы в деревню. В глаза плохого не говорят, но слухами за спиной питаются… Хотя мы всегда открыты: если есть вопросы ­ обязательно на них ответим».
«Наш образ жизни для многих интересен, ­ соглашается с сыном Галина Михайловна. ­ Но есть даже среди близких людей те, кто говорит: «Вы ­ в секте». Я поражаюсь: «Почему вы так решили?» А мне отвечают: «Вы не такие, как все…»
«Многие видят в нашем переезде отказ от каких­то благ. А нет никакого отказа. Мы, наоборот, открыли для себя мир новых возможностей, ­поддерживает свекровь Даша. ­ Чтобы покататься на лошади в Твери или Питере, мне нужно было ехать на другой конец города, тратить полдня и полторы тысячи рублей. А в Алексине у меня лошади под окном пасутся. Когда захочу, тогда иду к ним целоваться».

Лошадиный вопрос
Под окном Петуховых действительно пасутся лошади: Филигрань, Княжна и Малышка. Антон говорит, что завел питомцев «для изучения вопросов животноводства»:
«Однажды у нас встал вопрос: что приобретать для хозяйства: трактор или лошадь? Я читал исследования, которые говорили о том, что животных экономически выгоднее содержать, чем технику. Так мы купили Филигрань, но не учли одну важную вещь. Ей было всего полгода, а лошадь в этом возрасте работать не может. До трех лет ее нужно холить, лелеять и кормить. Поэтому пришлось еще и трактор купить».
«Я сама машину не вожу, а так хочется иногда в Озерище, к семье Арлащенковых и в их военно­спортивное объединение «Варта». Думаю, сяду на лошадь и ускачу на посиделки, ­ мечтательно говорит Галина Михайловна. И тут же уточняет. ­ Но я пока еще так хорошо верхом не езжу…»
«Совсем пересесть из автомобиля на лошадь мы не можем, хотя очень хотелось бы, ­ признается Антон. ­К сожалению, у нас нет дорог, просек и почтовых станций ­ значит, негде отдохнуть, накормить и напоить коня».

Что им стоит дом построить!
Самое большое заблуждение о жизни в деревне ­ то, что здесь скучно. С апреля по ноябрь Петуховы занимаются заготовкой трав. Летом активно работают с пчелами. Яблок в Алексине всегда столько, что только и успевай закатывать в банки «лучики летнего солнца»… Осенью Петуховы катаются на лошадях, зимой ­ на лыжах и коньках.
«Так смешно вспоминать Москву, ­ говорит Антон. ­ Там каждую зиму разные районы тягаются в звании «у кого самый большой каток столицы». Приезжайте к нам в Алексино на озеро: уверен, это самый большой каток Европы!»
Вечерами молодые ведут блог в Интернете и изучают старинные рецепты. Вдобавок к этому Антон строит новый дом, а вчера впервые сварил бальзам для губ с пчелиным воском и эфирными маслами. Галина Михайловна ткет пояса и шьет лоскутные одеяла, а Александр Васильевич любит рыбачить ­ в Алексинском озере водятся щука и линь. Где­то раз в месяц семья выезжает на ярмарки.

«Мы не ставим свою жизнь на коммерческие рельсы, ­ говорит Антон. ­ Просто продаем на ярмарках излишки производства: сварили мыло ­ два себе, остальные восемь ­ отвезли на ярмарки в Смоленск, Дорогобуж, Сафоново… Я вообще начинал с продажи иван­чая. А потом оказалось, что людям интересно и мыло, и крема, и масла…»
Сейчас продукцией семьи Петуховых интересуются не только в других городах, но и в странах ­ посылки из Дорогобужского района разлетаются чуть ли не по всему миру.
«Только в Алексине я обрела гармонию, ­ вдруг говорит Даша. ­ Настолько живу здесь в душе и в ладу! У меня редко бывает состояние потерянности или грусти.Представь себе, у моей прабабушки была пасека. И я всю жизнь мечтала о ней… Всегда хотела иметь лошадей, но думала, что это баснословно дорого. Каково же было мое удивление, когда я узнала, что это не так… Я мечтала, чтобы мой муж построил дом своими руками, но тут же одергивала себя: «Даша! Тогда он должен быть строителем…» И вдруг здесь, на смоленской земле, все это со мной случилось. Почему так?»
Я смотрю в окно и улыбаюсь. Там, за стеклом, прямо посреди озера виден усадебный остров Любви…


Оставить комментарий или два

Добавьте свой комментарий или трэкбэк . Вы также можете подписаться на комментарии по RSS.

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.

Вы можете использовать эти тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Следите за нами в Twitter