Главная » Новости, Происшествия

«Стояли перед ними на коленях». После прививки у смоленского курсанта началось страшное заболевание

5 марта 2021 Нет комментариев

В соцсетях появился пост родителей курсанта с рассказом о том, как прививка от коронавируса спровоцировала развитие страшного заболевания у их сына, курсанта Смоленской военной академии. Синдром (острая полинейропатия) Гийена-Барре буквально парализовал здорового парня в считанные дни.

Заранее просим читателя не делать выводы о вакцине, не дочитав текст до конца.

Мы уточнили через свои источники в военной академии об инциденте. Без особых подробностей нам все же подтвердили информацию, которую разместили в социальных сетях. Тогда мы связались с родителями юноши, чтобы узнать все подробности случившегося.

19-летний Кирилл из Брянской области является студентом первого курса Смоленской военной академии. Крепкий и здоровый парень является спортсменом. Болел в детстве как и все дети: ОРВИ, гриппом. Из самых серьезных заболеваний было удаление аппендицита, рассказывает нашей редакции отец юноши Михаил Беспалько. Естественно, что при поступлении в военную академию идет жесткий отбор по здоровью и физической выносливости. Кирилл все это прошел на «ура», так как был здоров и крепок как бык. До того самого дня, пока не сделали прививку от коронавируса. Стоит отметить, что какой именно вакциной прививали курсантов, не говорит никто. Родителям до сих пор не дали заключение Военно-врачебной комиссии: ни какую вакцину ставили, ни какими лекарствами лечили, ни какое обследование проводили.
«Мама, со мной все хорошо, пройдет»

Мать Оксана Беспалько рассказала, что в десятых числах февраля сыну сделали первую прививку от коронавируса. Легкое недомогание и температуру от 37,1 до 37,5 градусов отнесли к реакции организма. Но Оксана материнским чувством заподозрила неладное. Взволнованную мать по телефону успокаивал сын: «Мама, все нормально. Не надо приезжать. Со мной все хорошо», плача вспоминает Оксана.

Но с каждым днем становилось все хуже. Появилась слабость и боль в мышцах ног.

23 февраля он мне позвонил и сказал: Мам, у меня так болят ноги… Я не могу встать». Говорю: «Сыночек, а ты кому-нибудь сказал?». Они военные, люди подневольные. Он многое от нас скрывал, не говорил. Сейчас только все выясняется. Сын сразу сообщил курсовому офицеру, а тот, в свою очередь, сразу же направил его в санчасть. Но в санчасти померили температуру (она была 35,5) и давление было повышенное (145, нижнюю цифру сын не запомнил) и посчитали, что парень здоров как бык и отправили обратно. Состояние вновь ухудшилось. На следующее утро он пошел в санчасть и его осмотрел другой доктор. Чувствительности пальцев ног и стоп уже не было. Врач быстро направил его в госпиталь. То есть 25 февраля его уже перевели в смоленский военный госпиталь.

Здесь и началось самое страшное. Юноша хоть с трудом, но все еще ходил на своих ногах. К этому моменту потеря чувствивтельности уже поднялась выше, захватив голени ног.

В пятницу вечером его осмотрел дежурный врач-терапевт и, как сказали родителям, «лечение назначено». Мать слегка успокоилась, но даже и представить не могла, что все будет развиваться так стремительно. На следующий день он уже с трудом добирался до туалета.

Ребята ему помогали, буквально носили на руках. Спасибо им всем большое! А в понедельник утром у него уже отказала мочевая система. Его направили на УЗИ. Но, когда он с трудом встал, чтобы идти на обследование, ноги уже не держали. Он упал.

С понедельника, 1 марта, его уже посадили в инвалидную коляску. В этот день он позвонил маме и сказал, что ему стало хуже. Родители сразу же сорвались и приехали в Смоленск.
«Мы стояли на коленях перед ними»

Оксана Беспалько сразу же отметила, что из-за того, что это военная структура, да еще и пандемия коронавируса, приходилось буквально с боем туда прорываться, чтобы выяснить, что происходит с их сыном.

Это закрытая военная структура. Вы не представляете, какими способами мы пытались туда прорваться, чтобы увидеть сына и поговорить с врачом! С большим трудом, но мы прорвались к начальнику госпиталя и начмеду. Они уверяли нас, что здесь ничего страшного нет. Как нет?! Ребенок уже превратился в инвалида! А они в ответ: «Что вы панику поднимаете! Он солдат. У него высокие физические нагрузки. Может у него это растяжение мышц или ногу подвернул». Про что вы говорите?! Как он мог сразу подвернуть две ноги?! От растяжения мышц не утрачивается функциональность мочевой системы и ЖКТ. Но нам начмед заявляет, что никакой критической ситуации нет.

Мать призывала руководство вызвать реанимобиль или вертолет, чтобы перевезти парня в Москву. Она готова была платить любые деньги, лишь бы сына лечили.

Мы найдем эти деньги! Мы возьмем кредиты, мы будем грызть землю! Помогите нам! Вы не поверите, но мы стояли на коленях перед ними. Нам ответили: «Он не раненый, чтобы вызывать вертолет».

Но когда родителям с трудом удалось добиться посещения сына в палате, их ждал еще больший ужас.

Мы зашли в палату, а он дышит как рыба… С него льет градом пот. Я такого потоотделения никогда в жизни не видела. Я попросила дать градусник, но нам ответили отказом. Я им сказала: «хотите стреляйте в меня, хотите наряд вызывайте, я никуда отсюда не уйду , пока не дадите градусник». Дали. Температура оказалась 40 градусов. Но возле него никого нет и никто не подходил. Плачу, кричу: «Что вы делаете?! Вызывайте реанимобиль и отправляйте в Москву!». А мне: «нет необходимости». С трудом мы выбили, чтобы его перевели хотя бы в реанимацию. Мы поняли, что там никакой помощи не будет. Такой халатности, как в смоленском военном госпитале, я даже не могла представить!

Неизвестно, что произошло в ту ночь, но в 5 утра 2 марта выдали реанимобиль и курсанта из Смоленска направили в военный госпиталь в Подольск.

«Команда совершенно другая»

Родители следом за реанимобилем едут на своей машине в Подольск. К 11-12 дня его уже оформлили в реанимацию. Родители встретились сразу же с заведующим, неврологом.

Это происходит все мгновенно. Врачи работают быстро. Команда совершенно другая. Все обследования и важные решения принимались очень быстро. Буквально через 2-4 часа (я уже точно не могу сказать) были проведены уже все необходимые обследования и установлен диагноз: «Полинейропатия. Синдром Гийена — Баре».

Для справки, Синдром Гийена — Баре довольно редкое заболевание. Им болеют 2 человека на 100 000. Как правило, оно развивается в ответ на любую прививку, но может быть спровоцировано и простым гриппом. До конца болезнь не изучена. Но парню делали прививки и раньше. Никогда ни на одну из них не было такой реакции. Заболевание характеризуется острым демиелинизирующим поражением периферической нервной системы с развитием обратимой мышечной слабости и нарушением чувствительности. Если в общих чертах описать болезнь, то у человека стремительно перестают действовать ноги, отказывают постепенно ЖКТ, легкие и даже, возможно, срыв сердечного ритма. Важно поставить точный диагноз, быстро начать лечение и перевести в реанимацию с ИВЛ, так как возможно потребуется срочное подключение кислорода и электрокардиостимуляция, в противном случае возможен летальный исход.

Возвращаясь к парню, подольские военные медики оказались на высоте. Они быстро провели обследование, поставили точный диагноз. Врачи сообщили родителям, что состояние Кирилла тяжелое и его срочно переводят на реанимобиле в военный госпиталь имени Вишневского в Москву. Родители сразу же устремляются в столицу.

К 20 часам 2 марта они добрались до Москвы.
«Стабильно тяжелый»

В московском госпитале по телефону родителям сообщили, что состояние тяжелое, но пока он дышит самостоятельно и находится в сознании. Даже в неприемное время родители преданно не покидали своего сына и находились в машине под стенами госпиталя. Одновременно они писали и звонили куда только можно: в реанимацию, в администрацию Президента, Министерство здравоохранения, Министерство обороны.

Команда врачей просто схватилась за жизнь нашего ребенка. Всю ночь бригада работала с нашим сыном, чтобы спасти его. 3 марта в 9 утра нас пригласили для беседы. На нас уже были выписаны все пропуска. Нас уже ждали. Собрались все врачи этого отделения (врачи и заведующая реанимацией), а также врачи-неврологи неврологического отделения. Низкий им всем поклон и миллион спасибо за то, что они схватились за жизнь нашего ребенка. 3 марта началось лечение: первый этап плазмы. На данном этапе никаких денег не нужно. Всем обеспечивает военный госпиталь.

Прогноз по лечению или «Только смерть меня остановит»

Родители кинули клич в социальных сетях не для сбора денег. Они им сейчас не нужны. В госпитале лечат абсолютно бесплатно. Родители пытались найти таким образом людей, которые перенесли это заболевание, чтобы узнать как его лечить и каков прогноз.

Это бездействие Смоленска, упущенное время сыграло роковую роль. Сейчас мы хватаемся за каждую волосиночку, — поясняет Оксана.

Отец Кирилла добавил, что после публикации поста в соцсетях отозвалось три человека со всех концов России, кто болел этим заболеванием и рассказали, как лечились.

Длительность лечения у всех по-разному. Мужчине из Ростова удалось вылечиться за год и вернуть работоспособность всем утраченным функциям. Самым дорогостоящим из препаратов был иммуноглобулин. Он гражданский и ему помогали люди со сбором средств. Сейчас он абсолютно здоров. А другой мужчина сказал, что лечился 5 лет, но так и не восстановил двигательные функции, остался инвалидом-колясочником. Мы надеемся, что это не наш случай.

Также Михаил сообщил, что не рассчитывает на то, что ему дадут заключение, что болезнь спровоцировала прививка от коронавируса. На самом деле, такая реакция могла быть и на другую прививку.

Мне это и не надо. Поставьте мне сына на ноги!

Отец Кирилла заявил, что будет до последнего биться, чтобы понесли ответственность те, кто допустили, чтобы сын оказался в таком состоянии.

Я отдал в Вооруженные силы сына здоровым. Сейчас они довели его до того, что он стал инвалидом. Я хочу разобраться. Только смерть меня остановит. Я дозвонился на канал НТВ. Позвонил в администрацию Президента и рассказал о своей беде. Меня соединили с Министерством здравоохранения, а затем Министерством обороны. Вот они и отреагировали моментально.

На данный момент Кирилл находится в сознании, дышит сам. Состояние стабильно тяжелое. Никаких сборов средств родители не объявляли. Если понадобится помощь в дальнейшем, они обязательно об этом сообщат.

Лечение этого заболевания по сути состоит из двух методов: внутривенное введение иммуноглобулинов, плазмоферез.

В 80% случаев пациенты полностью выздоравливают. У 10-14% остаются проблемы с ходьбой и снижением мышечной силы. Около 5% умирают от таких осложнений, как тромбоэмболия лёгочной артерии, пневмония, аритмия.

В завершении отметим, что синдром Гийена — Баре проявляется у двух из 100 000 человек. А от коронавируса гибнут гораздо больше людей. Делать или не делать прививки, выбирать только вам. От этого не застрахован никто. На любом лекарстве есть противопоказания и побочные реакции. Но не у всех они проявляются.

Фото: архив семьи Беспалько

Источник: Смоленская народная газета


Читайте также

Оставить комментарий или два

Добавьте свой комментарий или трэкбэк . Вы также можете подписаться на комментарии по RSS.

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.

Вы можете использовать эти тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Следите за нами в Twitter