Главная » Общество

Конец банды «черных риэлторов». Смоленский след

4 апреля 2018 Нет комментариев

В Смоленске осудили 50-летнюю женщину – пособницу группировки «черных риэлторов», на протяжении нескольких лет орудовавших в столичном регионе и на территории Смоленской области. За 30 тысяч рублей смолянка согласилась удерживать престарелых супругов из Москвы в заброшенном доме одной из деревень Починковского района.

Пенсионеров содержали в нечеловеческих условиях за высоким забором и, чтобы сломить волю несчастных узников, травили техническим спиртом и «корвалолом». Алкоголь и содержащий психотропное вещество лекарственный препарат старикам давали в неограниченном количестве. Их участь была решена…
Бесчеловечный сценарий близился к логическому завершению. В результате преступных действий членов ОПГ 67-летний москвич скончался – ему по понятным причинам не оказали своевременной медицинской помощи.
Правоохранители вышли на банду случайно. Сотрудники полиции в рамках другого уголовного дела проводили обход деревушки в Смоленской области. Неожиданно к ним за помощью обратилась старушка, которая рассказала, что ее уже два года держат в плену после «добровольного» отъема квартиры на Ленинском проспекте в Москве, а ее муж недавно умер…

Похищение

А началась эта история в далеком 1968 году, когда чета Кротовых получила трехкомнатную квартиру в центре Москвы. Время шло, супруги состарились…

…В декабре 2011 года в дом Кротовых постучалось несчастье: Анна Ивановна поскользнулась и сломала ногу. Пенсионерку срочно госпитализировали в травматологию - перелом оказался очень серьезным. Анна Ивановна целый месяц провела на больничной койке, пожилую женщину выписали домой в середине января 2012 года. Передвигаться Кротова могла только на костылях и, чтобы забрать супругу, Алексею Семеновичу пришлось вызвать такси.

«Ты только не волнуйся, Анечка, - зашел издалека Алексей Семенович. – Пока ты лежала в больнице, мне позвонила некая Светлана Петровна. Представилась нашей соседкой, предложила встретиться…

Я отказывать ей не стал. Такая болтушка! Говорит, раз мы одинокие, то и присматривать за нами некому. Прислала на подмогу своего дальнего родственника, парня звать Сосланом. Сослан пришел в гости не один, а с девушкой Дианой. Ну, мы, как водится, выпили за встречу…

Ты только не пугайся: ночью Диане стало плохо, и она умерла. Ее в морг забрали».

Анна Ивановна охнула. «Сосик до сих пор у нас дома, я не смог его выставить, у парня горе, - вздохнул Алексей Семенович. – Сама все увидишь».

В кухне Кротовых и вправду сидел молодой мужчина кавказской наружности. Глаза у Сосика были красные – то ли от глубоких внутренних переживаний, то ли от водки…

Выгнать незваного гостя пенсионерка не решилась. Проспится и уйдет сам. Не тут-то было! Около восьми вечера в дверь позвонили. Алексей Семенович пошел открывать – на пороге стояла «соседка», представившаяся Светланой Рыковой.

«Ох, милые вы мои, - всплеснула руками Рыкова. – Сосик, зачем ты себя изводишь!» - «Мы все понимаем…», - выдохнул старик.

«Ничего вы не понимаете, - проворковала «соседка». – Алексей Семенович, у вашей жены сложнейшая травма, ей нужна помощь хороших врачей. У меня много знакомых медиков в Смоленске, вашей жене надо ехать лечиться! Я уже со всеми договорилась, дело за малым – требуется ваше согласие на переезд».

Всю ночь Рыкова «прессовала» Кротову, уговаривала ее… Безрезультатно. Пенсионерка не соглашалась. А безутешный Сослан тем временем методично надирался на кухне. Или… делал вид?

Утром 16 января 2012 года Светлана Петровна, так и не получившая «добро» на переезд Кротовой в Смоленск, развернула бурную деятельность: побросала в сумки вещи пенсионеров. Супруги сопротивлялись, говорили, что никуда не поедут. Куда там! «Благодетельница» продолжила сборы. Натянула на Анну Ивановну куртку и вырвала из рук ключи от квартиры. Алексею Семеновичу тоже пришлось одеться – он не мог оставить жену одну.

Сослан и еще один «гость» (им оказался Юсиф Али Оглы Гулиев) насильно поставили женщину на костыли, вытащили на улицу и усадили в припаркованный у подъезда серебристый «БМВ». Кротов в отчаянии последовал за благоверной…

Вел машину Сосик, Юсиф Али Оглы Гулиев сидел рядом с ним.

Через два с половиной часа «БМВ» пересек границу Смоленской области.

Кротовы не знали, что их незапланированный визит на Смоленщину растянется на два года. Кавказцы привезли их в типовую многоэтажку на ул. Рыленкова и передали из рук в руки брату Гулиева Мураду и его жене Юлии. Старикам выделили комнату и строго-настрого предупредили: «За порог квартиры не выходим, сидим тихо, как мыши!».

Спокойная жизнь москвичей закончилась. Улыбчивая Юлия с утра до ночи пыталась убедить Анну Ивановну и Алексея Семеновича в том, что она является дальней родственницей Кротовых.

Примерно через неделю к Гулиевым нагрянула Рыкова. Светлана Петровна с места в карьер предложила Анне Ивановне подписать дарственную на московскую квартиру в… ее пользу. Кротовы сломались – пенсионерка выполнила требование Рыковой, и в тот же день пожилую чету повезли в Москву. Однако вышла неувязочка: столичный нотариус отказался заверить договор дарения, и Кротовы вернулись в Смоленск.

Как и обещала Рыкова, Анну Ивановну положили в больницу, где женщина лечилась до 25 февраля...

…У Гулиевых московские пленники прожили до весны 2013 года. Семейство Мурада явно злоупотребляло щедрым «гостеприимством»: У Кротовых забрали банковские карты, на которые начислялись пенсии Анны Ивановны и Алексея Семеновича. Гулиевы тратили деньги москвичей на собственные нужды и держали пленников «в черном теле».

Сидевшие под замком старики и предположить не могли, что их «трешка» на Ленинском проспекте оказалась золотой в прямом смысле этого слова. Рыночная стоимость квартиры на момент похищения московских пенсионеров составила… 18 (!) млн. рублей.

5 мая 2013 года (точная дата не установлена) члены ОПГ вывезли Кротовых в деревню Харинка Починковского района Смоленской области. Москвичи пытались сопротивляться, но Мурад безапелляционно заявил: «Вам нужно жить на свежем воздухе!» Перед отъездом брат Юсифа Али Оглы Гулиева забрал у пенсионеров паспорта.

За высоким забором

5 мая 2013 года.

Вечером Мурад заявился в Харинку, да не один. Из «Мазды» в хибару проследовала странная парочка, мужчина и женщина. Это и были «надзиратели» - Алла Клюквина и ее сожитель. Мурад проинструктировал Клюквину: глаз со стариков не спускать, на улицу не выпускать – все попытки общения с внешним миром должны быть незамедлительно пресечены, каждый день принудительно поить «квартирантов» спиртом и давать «корвалол».

В ходе следствия Клюквина признается: в неделю «на успокоение» узников уходило не менее десяти (!) пузырьков препарата объемом 0,25 мл, содержащего психотропное вещество. Кротовы боялись задавать лишние вопросы – любопытство наказывалось «коктейлем» из разведенного спирта вперемешку с «корвалолом».

Мурад приезжал ежедневно – контролировал «процесс». С собой привозил продукты и спирт. Позднее Анна Ивановна выскажет следователю свою догадку: «Мы пили денатурат. После употребления алкоголя очень сильно болели головы, нас тошнило…».

От постоянных пьянок и переизбытка успокоительных психика пенсионерки дала сбой: она постоянно спала, а когда просыпалась – плакала.

И все же Кротова попыталась сбежать. Клюквина догнала ослабевшую женщину и волоком затащила в дом…

Кротовы не догадывались: не только они стали жертвами преступной группировки, «заботящейся» об одиноких престарелых людях. Братья Гулиевы (а их было пятеро), поставили отъем квартир на поток. Люди бесследно исчезали, пополняли число бомжей, кто-то попадал в рабство и работал на бандитов за еду.

Следствием установлено: в сентябре 2013 года москвичи Аркадий и Олег Трегубов по вине братьев Гулиевых и их сообщников лишились квартиры на ул. Академика Скрябина. Однако за полгода до потери квартиры (дело было в мае-июне 2013 года), Юсиф Али Оглы Гулиев привез отца и сына Трегубовых в починковскую деревню Пирьково копать котлован под фундамент. С ними был еще один чернорабочий – Валентин Черкасов. «Две недели мы возились возле какого-то заброшенного дома, - давал показания Аркадий Трегубов. – Сначала думали, что в нем никто не живет, а потом приметили за забором двух стариков. Они были постоянно навеселе, дед пел песни, бабушка передвигалась на костылях. То смеялась, то плакала. Юсиф сказал, что это родители жены его брата, их привезли из города на отдых. За пожилыми людьми присматривала женщина по имени Алла. Через неделю старики и Алла куда-то исчезли…».

Выходит, что Кротовых вывозили и в Пирьково?

Дом в Харинке, в котором влачили жалкое существование жители Москвы, по заключению экспертов, был «фактически непригоден для проживания лиц преклонного возраста: часть стекол на окнах отсутствует, в доме имеется лишь одна кровать, остальные спальные места представляют собой разложенные на полу матрасы. Стены внутри дома не обиты, электричества нет».

Свидетели подтвердили: в хибару постоянно наведывались незнакомцы кавказской национальности.

Впрочем, Юсиф Али Оглы Гулиев был осторожен. «Спалившихся» Кротовых перевезли в Смоленский район. Теперь их держали в развалюхе в деревеньке Бабни.

Положение престарелой четы заметно ухудшилось. «Хозяева» привозили мало продуктов, зато спирта, смешанного с «лекарством от сердца», было вдоволь. Они не скрывали: «Деваться вам некуда. Квартира продана…».

В десятых числах февраля 2014 года Алексею Семеновичу стало совсем плохо. Он уже не мог самостоятельно встать, отказывался принимать пищу…

Пособница Юсуфа Алла Клюквина была вынуждена вызвать «скорую», но от госпитализации мужчина отказался. Кротов знал: из цепких лап своих мучителей ему все равно не вырваться. А кто, кроме него, присмотрит за Анной Ивановной?

Для оказания медицинской помощи Кротова с предварительным диагнозом «пневмония» доставили в больницу. Ввели Алексею Семеновичу «анальгин» и «димедрол»… И вернули обратно.

Из записи дежурного невролога: «Со слов пациента, он длительное время злоупотребляет алкоголем. Астеничен, общая мышечная слабость. Диагноз: энцефалопатия смешанного генеза, алкогольная полинейропатия нижних конечностей».

8 марта 2014 года Алексей Семенович умер.

Выдержка из материалов обвинительного заключения:

«А.С. Кротов скончался от генерализованного гемотагенного туберкулеза с поражением легких, печени, брюшины, жировой клетчатки поджелудочной железы с воспалением и участками некроза тканей, который привел к выраженной интоксикации организма».

Приехавшие сотрудники полиции не смогли поговорить с Кротовой – женщина плакала, не переставая. Да и Алла Клюквина, принуждавшая пожилых людей к систематическому употреблению некачественного алкоголя в больших дозах, находилась неподалеку.

Алексея Семеновича похоронили на местном кладбище рядом со спившимся сожителем Клюквиной.

Анне Ивановне чудом удалось вырваться на свободу 20 октября 2014 года, когда в сарай на окраине вновь постучались правоохранительные органы. Кротову спасли от неминуемой смерти.

Протокол осмотра места происшествия от 24 октября 2014 года:

«В доме, расположенном по адресу д. Бабни, Смоленский район обнаружены шесть пластиковых емкостей из-под спирта (0,5), а также лекарственные препараты – упаковка «корвалола» объемом 0,25 мл».

Согласно показаниям заведующей филиалом ГБУЗ МНПЦ борьбы с туберкулезом, «А.С. Кротов скончался на фоне присутствующих отрицательных факторов – отсутствия лечения и свежего воздуха, плохого питания и алкоголизации. При своевременном оказании медицинской помощи смертельного исхода можно было избежать».

В 2008 году Алексей Семенович проходил диспансеризацию. Флюроография органов грудной клетки – в норме.

Руководитель отдела организации банка данных по острой химической патологии ФГБУ «Научно – практический токсикологический центр ФМБА России, главный внештатный токсиколог Министерства здравоохранения РФ подтвердил: «Корвалол» негативно действует на человека и без смешивания препарата с алкоголем – если его употреблять без назначения. В больших дозах вызывает состояние беспомощности, наступает вялость, апатия, нарушается походка и речь, реакции центральной нервной системы – замедленные, ухудшается память. Алкоголь усиливает отрицательную симптоматику, реакции организма – непредсказуемые.

При передозировке алкоголя и «корвалола» может наступить потеря сознания, кома, а затем остановка дыхания и сердца».

Кротовой было уготовано умереть от алкогольной кардиомиопатии. Именно так банда Юсифа Али Оглы Гулиева заметала следы.

Корни зла

Беспрецедентная по цинизму история организованной преступной группировки «черных риэлторов» облетела центральные СМИ. Уголовное дело не сразу попало в СК – сначала им занималось МВД. В начале 2017 года средства массовой информации опубликовали сообщение о том, что Главное следственное управление СКР передало в суд материалы громкого уголовного дела банды мошенников, члены которой с 2006 по 2014 год похищали и убивали людей с целью завладеть их квартирами

По словам старшего следователя по особо важным делам первого следственного отдела Управления по расследованию особо важных дел о преступлениях против личности и общественной безопасности ГСУ СКР Владимира Шараева, на счету «черных риэлторов» свыше 30 (!) жертв.

Судьба многих потерпевших не известна до сих пор, хотя их квартиры оказались в собственности членов преступной группировки. Противозаконную деятельность ОПГ «крышевал» полковник полиции, бывший заместитель начальника УВД по г. Смоленску.

Именно Владимир Шараев озвучил в комментарии «Известиям» ряд деталей отработанной схемы: «В Смоленске существовали две группы квартирных мошенников. Во главе первой группировки стоял азербайджанец с российским гражданством Юсиф Али Оглы Гулиев, вторую возглавил смоленский риэлтор Денис Романенков, который, помимо легального бизнеса, занимался откровенным криминалом».

С теми, кто мог создать проблему, разбирались, как в 90-х.

Следствием установлено: члены ОПГ убили четырех человек. В начале 2017 года речь шла об аресте 13 человек, в отношении 11 обвиняемых дела были направлены в суд, уголовное дело против семи рассматривалось в Мосгорсуде. В отношении остальных участников группы «черных риэлторов» расследование продолжилось.

По словам Шараева, «Юсифа Али Оглы Гулиева неоднократно судили: в 1998 и 2001 годах – за кражу скота, в 2006 – за квартирные махинации. После очередной отсидки Гулиев выкупил ферму у колонии, в которой отбывал срок, и обосновался там со всей семьей. Бывал на ферме и замначальника УВД по Смоленску, которому впоследствии было назначено наказание в виде семи лет лишения свободы за хищение вместе с Гулиевым двух квартир в Москве».

В столице Юсиф Али Оглы Гулиев сколотил бригаду, состоявшую из выходцев из Азербайджана. Его интересовали таксисты. Функция «бомбил» заключалась в том, чтобы в непринужденном разговоре с пассажирами выуживать информацию об алкоголиках, наркоманах и одиноких стариках, имеющих в собственности квартиру. В дальнейшем члены банды снимали у неблагополучных москвичей комнату, входили в доверие, спаивали их, а затем под предлогом отдыха или организации «бизнеса» вывозили в Смоленскую область.

В состав преступной группировки входили не только азербайджанцы, но и «братья-славяне». Одной из вербовщиц и была охмурившая Кротовых коммуникабельная Светлана Рыкова. Рыкова сожительствовала с членом ОПГ Сосланом. Сослан оказывал ей активную физическую поддержку при вывозе москвичей за пределы региона.

В оформлении квартир Юсифу Али Оглы Гулиеву помогал руководитель агентства недвижимости в Смоленске Юрий Волохов, который имел связи с нотариусами, риэлторами и сотрудниками «Росреестра».

Однако далеко не все соотечественники Юсифа Али Оглы поддавались обаянию Гулиева и его братьев.

«В конце 2012 года мне позвонил Мурад Гулиев и пригласил к себе в гости в квартиру на Ленинском проспекте, - давал показания свидетель по делу «черных риэлторов» Гусейн Мамедов. – Мурад рассказал, что завладел этой квартирой мошенническим путем, ранее жилье принадлежало каким-то старикам. Мурад хвалился достатком и говорил, что если он, Гусейн, примкнет к его «бригаде», то тоже сможет «заработать» «трешку» в центре Москвы. Я наотрез отказался – «сидел на нарах, хватит».

Мурад рассмеялся: «Никого из нашей «бригады» не посадят, у нас есть крыша – высокопоставленный чиновник УМВД г. Смоленска, который решит любой вопрос с сотрудниками любых министерств и ведомств». Гулиев признался, что ежемесячно платит деньги «человеку из смоленского УМВД» за покровительство».

У Юсифа Али Оглы Гулиева нашелся еще один единомышленник в Смоленске – не гнушавшийся «черными» махинациями риэлтор Денис Романенков. До знакомства с Гулиевым руководил своей преступной организацией. Романенков действовал фактически в открытую – для оформления документов на приобретаемые мошенническим путем квартиры он привлек сотрудницу Управления Росреестра по Смоленской области.

Смоленская и московская группировки заключили «договор о сотрудничестве»…

Вскоре Мурад Гулиев задолжал Романенкову 10 млн. рублей. Разменной долговой картой стала квартира Кротовых на Ленинском проспекте, которая вскоре перешла в собственность «черного риэлтора» из Смоленска. Романенков был осведомлен о криминальном прошлом жилья и смерти старика – Кротова, но этическая сторона дела его не волновала…

…Все имущество пособника Юсифа Али Оглы Гулиева Романенкова было арестовано, список недвижимости квартирного мошенника занял шесть листов: квартиры в Смоленске и Москве, земельные участки, доли на жилой фонд и бизнес. В содеянном он не раскаивался. Жалел, что зря связался с Гулиевым.

- 20 марта 2018 года, Смоленский районный суд признал Аллу Клюквину виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 127 УК РФ (незаконное лишение свободы, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего), - пояснил старший помощник прокурора области
по взаимодействию со СМИ и общественностью Александр Боровиков. - Клюквиной назначено наказание в виде лишения свободы сроком на три года с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Члены ОПГ, насильно удерживавшие москвичей в Смоленской области, ждут своих приговоров. Уголовное дело вынесено в отдельное производство.

Имена и фамилии действующих лиц по этическим соображениям изменены.

P.S. …Пособница группировки квартирных мошенников так и не получила свои «30 тысяч сребреников». Главарь банды Юсиф Али Оглы Гулиев не собирался расплачиваться с подельницей. Не исключено, что Аллу Клюквину ждала участь ее пленника Алексея Семеновича Кротова…

…Удастся ли вернуть жилье потерпевшим от банды «черных риэлторов»? Трудно сказать: большинство квартир находится в пользовании добросовестных покупателей, и судебная тяжба на этот счет может затянуться на годы.


Оставить комментарий или два

Добавьте свой комментарий или трэкбэк . Вы также можете подписаться на комментарии по RSS.

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.

Вы можете использовать эти тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Следите за нами в Twitter