Главная » Политика

«Эффект Магнитского» и «казанский феномен»

4 апреля 2012 Нет комментариев
Меню:Информация о газете
| Реклама
| Скачать прайс-лист
| Контакты
| Обратная связь
| Поиск в статьях
 Острый угол

«Эффект Магнитского» и «казанский феномен»

Просмотров: 142

Автор: Ксения Матвеева
Выпуск: 15 (04.04.2012)

Запятнавшим мундир полицейским предлагают петь анафему, а командиров отправлять в таежные поселки.

А еще в скором будущем стражи правопорядка могут начать посещать психотерапевтов. Эти и многие другие предложения прозвучали на прошлой неделе в рамках видеоконференции, роль ведущего которой взял на себя сам Рашид Нургалиев, генерал армии, министр внутренних дел России. В столице, в зале Московского университета МВД имени Волгина, за овальным столом собрались виднейшие представители общественности: от высших полицейских чинов и известных российских правозащитников до представителей духовенства и народных артистов театра и кино. За ходом дискуссии в течение нескольких часов беспрерывно наблюдали смоленские полицейские, в том числе самые молодые сотрудники, и журналисты: в областном УМВД, как и во всех других регионах, был организован медиамост.
   
Больная тема?
Никто не скрывал, что поводом к проведению столь масштабного мероприятия послужили недавние громкие скандалы, «героями» которых стали сотрудники правоохранительных органов. Серьезным ударом по репутации полиции, несомненно, стал «казанский феномен», за которым вскрылись подобные случаи, имевшие место в «прославившемся» в одночасье отделении полиции «Дальний». Затем - разбирательство по нашумевшему делу Магнитского. Эти инциденты прогремели на всероссийском и даже международном уровне (как известно, фигурантам дела Магнитского запретили въезд в США), но и в нашем королевстве не все гладко. Так, недавно был вынесен приговор полицейским (условные сроки), год назад серьезно избившим нашего знаменитого земляка Сергея Максименкова, создателя уникальных автомобилей «Комбат», Ultima и Laura. «МК в Смоленске» в одном из прошлых номеров также осветил спорную тему: двоих пятиклассников одной из смоленских школ отвезли в отделение за подвижные игры на свежем воздухе (или за драку?), чем изрядно напугали их. К слову: фигуранты указанных случаев - сотрудники одного и того же отделения полиции нашего города. Накануне из служебной машины ОВД «Вяземский» загадочным и еще не выясненным способом исчез задержанный. По версии стражей правопорядка, изрядно подвыпивший мужчина самостоятельно взломал специальное запирающее устройство на дверце автомобиля и незаметно для конвоиров покинул «борт», что привело к смерти задержанного. Тело «прыгуна» нашли только под утро следующего дня — проезжавший мимо водитель сообщил в дежурную часть о мертвом человеке, лежавшем у дороги. Даже если не называть повсеместную ситуацию громкими словами вроде кризиса системы правоохранительных органов, становится понятно, что тема в связи с последними событиями как нельзя более актуальная. И, как показал всероссийский «круглый стол», для многих его участников весьма болезненная.
   
Духовный респиратор против постмодернизма
Надо сказать, что к подготовке столь важного мероприятия регионы подошли ответственно: перед веб-камерами разместились руководство УВМД и молодые сотрудники. В первых рядах в каждом субъекте — это можно было заметить на прямых включениях — сидели представители местных епархий РПЦ. Не стала исключением и Смоленщина: молодого батюшку усадили между высокими чинами в погонах прямо за генералом Морозовым.
- Если среди здоровых колосьев появляется сорное растение, то его с корнем вырывают, но не бросаются перепахивать все поле, - зачитал в начале своей долгой речи Рашид Гумарович. - Герои не должны страдать из-за подлецов. В 2011 году 322 сотрудника погибли на войне, защищая Родину, свыше трех тысяч получили ранения. Не нужно забывать, что и сотрудники правоохранительных органов, несущие службу вне горячих точек, постоянно подвержены опасностям и стрессам. Необходимо создавать условия для их релаксации. И в связи со всем этим не хотелось бы, чтобы сегодня обсуждалось только то, что касается случая в Казани. Непременным условием профессионального роста наших сотрудников должна стать работа над собой. Общество должно быть уверено в высокой культуре и нравственности полицейских. Важно понимать, что сегодняшние сотрудники правоохранительных органов — это поколение, сформировавшееся в 90-е годы. Я обращаюсь к присутствующим деятелям искусства, к представителям религиозных конфессий: научите новое поколение полицейских находить прекрасное в повседневном, быть тонкими и чуткими людьми.
- Количество жертв среди полицейских сопоставимо с количеством жертв военных действий, - как бы продолжил мысль министра Патриарх Кирилл. - Идет скрытая, необъявленная война, и начали ее те, кто не желает жить по закону. Ответ же полицейских на возмущенные возгласы общественности может быть излишне эмоциональным и необдуманным. Милиционер — вы меня простите, я привык называть полицию милицией, — так вот, милиционер для подавляющего большинства людей — это лицо власти. Для тех, кто не сталкивается с высокопоставленными чиновниками в большом количестве. Поэтому в таких случаях, как в Казани, речь идет не просто о дискредитации полиции — о дискредитации власти как института. Если в проблемах разбираться преступно, отрабатывая дань, то это уже дискредитация авторитетов. Нарушение присяги — это нарушение клятвы. Многие сегодня говорят о кризисе власти. И мы должны задуматься, что необходимо для того, чтобы действия полиции не наносили нравственного урона обществу. Надо помнить, что полиция имеет дело с настоящей болезнью. Красота спасает мир, а что же делает с ним безобразие? Именно в безобразном, безнравственном контексте живет наша полиция. Заразиться легко! Ведь мы же не суперменов в форму облачаем. Без духовного респиратора никакое повышение заработной платы не сработает. Особую роль в подготовке сотрудников правопорядка должны играть традиционные религиозные конфессии, а также классические произведения искусства, литературы, театра и кино. Только они смогут сегодня привить новым полицейским нужный положительный опыт героя, которому хочется подражать до мелочей. И только с таким героем в сердце юноши и девушки смогут противостоять преступной заразе. Положительным героям хочется подражать! Я был еще достаточно молодым человеком, когда впервые увидел «17 мгновений весны», и мне хотелось подражать герою. А что творится сейчас? Тошно смотреть, гадко слушать диалоги полицейских в кино, сопровождающиеся распитием спиртного в служебных кабинетах. В искусстве все должно быть предельно ясно: кто положительный герой, а кто - отрицательный. Сегодня мы переживаем страшное время, его называют постмодернизмом — даже не хочу это слово произносить... Раньше я не пропускал ни одной постановки МХАТа, а теперь боюсь туда ходить. В это страшное время принятие гендерных законов, разрешение однополых браков стало визитной карточкой Евросоюза. Речь сегодня идет не только о будущем полиции — о будущем человеческой цивилизации!
   
Полицию спасут «сухой закон» и Наташа Ростова
Любопытно, что такой подход вполне поддержали и видные деятели кинематографа — народные артисты СССР: «адъютант его превосходительства» Юрий Соломин и Василий Лановой. По мнению мэтров советского кино, все проблемы полиции заключаются в сегодняшнем состоянии культуры, не иначе. «Куда ни ткни, везде сплошные америкосы ходят и учат нас жить!» - возмутился в финале своего выступления Василий Лановой, предварительно зачитав наизусть отрывок из эпопеи «Война и мир», посвященный первому балу Наташи Ростовой.
- Так хочется чего-то близкого, теплого, -  прокомментировал речь Юрия Соломина Рашид Нургалиев. - Вот сейчас мы поговорили, и столько дел сделать хочется, такой положительный импульс дан... Но времена другие!
Выступления, построенные на по-настоящему ценных предложениях и комментариях, то и дело перемежались блеклыми высказываниями очередного героя. Герои, конечно, говорили красивые и правильные вещи: что полицейские каждый день рискуют своей жизнью, преследуя негодяев, что «не надо всех грести под одну гребенку». Однако эти повторяющиеся в каждом спиче прописные истины носили несколько оправдательный характер.
- Не стоит думать, что нам достаточно воспитать человека похожим на себя — только от этого не будет все в порядке, - по сути возразил деятелям культуры Владимир Лукин, политолог, уполномоченный по правам человека в России. - В среде правоохранительных органов сложилась своя микроидеология: «Наших не выдавать!». И законодательство должно исходить из того, что люди неидеальны и подвержены искушениям. По моему мнению, должна быть создана эффективная система контроля общества над правоохранительными органами. Человек должен отчетливо осознавать, что если он будет соблюдать лишь воровской закон, то его быстро раскроют. Сотрудник полиции должен также видеть и перспективу соблюдения законов. Инстинкт достойного поведения возьмет верх, если человек в мундире будет знать, как скоро он может потерять свои привилегии в случае преступления.
Как добавил Владимир Петрович, в последние годы уполномоченные по правам человека получают свыше пяти тысяч жалоб на деятельность сотрудников органов внутренних дел в год, и эта цифра не меняется в лучшую сторону.
- Необходимо создавать систему технического контроля доследственных, следственных мероприятий с выводом на монитор непосредственного начальства, - поддерживает инициативу с ужесточением контроля Александр Чекалин, бывший первый заместитель министра внутренних дел РФ, член Совета Федерации. - Дело недешевое, но средства можно изыскать. Я считаю также, что 2012 год должен стать годом работы командиров «на земле» - пусть посмотрят, как трудятся их сотрудники в удаленных таежных поселках. Далее. Нужно ввести в вузах МВД курсы, на которых бы рассматривались и анализировались крупные просчеты ведомства. И главное — территория правоохранительных органов должна стать территорией «сухого закона».

«Опухоль нужно удалять и лечить весь организм»
Выступавший следом председатель Совета муфтиев России согласился с предыдущими ораторами в том, что проблемы полиции отражают нравственное состояние общества. «Наилучший показатель работы МВД — это незаметность этой работы», - подчеркнул он.
- Я бы не переоценивал значение произведений литературы и кино в решении проблем современной полиции, - вернулся к теме искусства Генри Резник, адвокат, заслуженный юрист России, член Общественной палаты, президент Адвокатской палаты Москвы. - Причины лежат гораздо глубже. Пока будущее поколение полицейских восхищалось героем «17 мгновений весны», великие поэты и музыканты изгонялись из СССР, диссиденты и правозащитники рассовывались по психушкам. Такого махрового неуважения к личности, как в Советском Союзе, никогда и нигде не было. В какой-то момент, в 30-е годы к примеру, СССР стал страной стукачей. Так что социальное наследие у полиции нехорошее. И не стоит удивляться тому, что сегодняшнее состояние правоохранительных органов близко к плинтусу. Применение насилия к лицам, оказавшимся во власти полиции, носит массовый характер — до нас доходит лишь малая часть такой информации. Ведь у начальника райотдела в голове только два показателя: совершаемость и раскрываемость. И в погоне за последним показания из задержанных выбиваются и выбивались всегда! Скотланд-Ярд считает за счастье сорокапроцентную раскрываемость, в США раскрываемость на уровне 25 процентов, а в России кое-где она зашкаливает за 70 процентов. Ну не верю я в это! Я понимаю, наша полиция работает лучше западной, но не настолько же! Хватит пенять на разложение общества — полиция должна быть лучше того общества, в котором она существует. Человек в форме должен дорожить профессией и должен бояться ее потерять.
Видимо, чтобы полицейские больше боялись, иные спикеры предлагали петь запятнавшим мундир анафему и отлучать их от церкви, которая, в свою очередь, должна занять «наступательную позицию».
- В основе всех реформ полиции должна лежать работа с кадрами, - заявил Николай Ковалев, директор ФСБ в 1996 - 1998 годах, политик и общественный деятель. - Гастарбайтеров в полиции нет и не будет. Настала пора задуматься над инновациями: новое время диктует новые условия. Мы должны исключить «эффект Магнитского» и «казанский феномен». Опухоль нужно удалять, а затем лечить весь организм. Негатив, накопившийся в наших коллективах, никакими аттестациями-переаттестациями не вырежешь. Доверие общества должно стать главным критерием оценки работы полиции.

«Полиция сконцентрирована на карательной функции»
Взявший затем слово Анатолий Кучерена, адвокат, член Общественной палаты, особо обратил внимание участников «круглого стола», что правоохранительным органам сейчас как никогда необходим институт «воспитателя». По мнению Анатолия Григорьевича, психика человека находится в динамике и от того, в каком настроении полицейский, зависят жизни и здоровье граждан. «Должен быть человек, который бы общался с личным составом. Назовите его воспитателем, психотерапевтом, братом — как угодно», - подчеркнул Кучерена.
Необходимость квалифицированной психотерапевтической помощи для сотрудников полиции была неоднократно замечена и многими другими экспертами, так что в скором времени следует ожидать появления «мозгоправов» в отделениях полиции наряду с видеокамерами и прозрачными перегородками в «обезьянниках».
- Государство должно принять весь комплекс мер, чтобы воспитать в обществе отношение к мысли преступить закон как к нелепости, - подняла на другой уровень дискуссию Ольга Костина, лидер правозащитного движения «Сопротивление», член Общественной палаты, лично участвовавшая в расследовании «казанского феномена». - В нашем же обществе к закону иное отношение — презрение. Если у нас убил полицейский — мы беремся за реформирование полиции, убьет врач — возьмемся за здравоохранение. А ведь проблема комплексная, системная. Мы начали реформу правоохранительных органов без идеологии, без приоритетов — вот в чем главная ошибка министерства. Вот попробуйте в критикуемых вами США подойти к полицейскому на улице и плюнуть ему в лицо — будете тротуар подметать 15 суток. А у нас что? Плюнул в лицо полицейскому — получил дубинкой по голове. Все согласны, все довольны. Наши правоохранительные органы нацелены на ненависть к «угрозоносителю». Нужно менять такие приоритеты! Вы должны понять, что не ловите преступников — вы защищаете граждан. А современная российская полиция сконцентрирована на карательной функции. Как-то я смотрела интервью с Аркадием Вайнером, писателем, долгое время проработавшим в милиции. Ему задали вопрос: какие преступники ему запомнились больше всего? Вайнер ответил: «Я не помню преступников, но я помню каждую жертву». В одном американском фильме (кино, которое здесь так критикуют) есть слова: «Права жертвы — права Америки».
   
Прозрачное ведомство
Юмористической ноткой серьезный, а у иных спикеров и пафосный тон дискуссии разбавил Зиновий Коган, председатель Конгресса религиозных еврейских общин и организаций России. В частности, Зиновий Львович попросил министра Нургалиева обратить внимание на права пешеходов. «У водителя есть корпус авто, а у пешехода - только очки и галстук», - посмеялся Коган.
- Милосердие и доброта лежат в основе жестоких решений, - уже относительно темы «круглого стола» отметил Зиновий Львович. - Когда папа порет провинившегося ребенка, он желает ему добра.
Несмотря на пафосные утверждения большинства участников, главный вывод, вытекающий из прозвучавших выступлений: полицию не исцелят ни произведения классических авторов, ни отечественные кинофильмы и добрые телепередачи. Пока имеющие вес и право голоса не перестанут считать, что раньше трава была зеленее и правоохранительные органы (видимо, по причине зеленой травы) едва ли не идеальными, вряд ли в государстве что-то изменится. Трудно рассчитывать на положительную динамику, пока мы во всех внутренних проблемах виним постмодернизм, распущенную молодежь и Госдеп США. Пожалуй, именно с самого верха должны меняться мировоззрение и подход к делу; может быть, так перемены дойдут до самых «дальних» отделений полиции.

Меню:Информация о газете
| Реклама
| Скачать прайс-лист
| Контакты
| Обратная связь
| Поиск в статьях
 Острый угол

«Эффект Магнитского» и «казанский феномен»

Просмотров: 142

Автор: Ксения Матвеева
Выпуск: 15 (04.04.2012)

Запятнавшим мундир полицейским предлагают петь анафему, а командиров отправлять в таежные поселки.

А еще в скором будущем стражи правопорядка могут начать посещать психотерапевтов. Эти и многие другие предложения прозвучали на прошлой неделе в рамках видеоконференции, роль ведущего которой взял на себя сам Рашид Нургалиев, генерал армии, министр внутренних дел России. В столице, в зале Московского университета МВД имени Волгина, за овальным столом собрались виднейшие представители общественности: от высших полицейских чинов и известных российских правозащитников до представителей духовенства и народных артистов театра и кино. За ходом дискуссии в течение нескольких часов беспрерывно наблюдали смоленские полицейские, в том числе самые молодые сотрудники, и журналисты: в областном УМВД, как и во всех других регионах, был организован медиамост.
   
Больная тема?
Никто не скрывал, что поводом к проведению столь масштабного мероприятия послужили недавние громкие скандалы, «героями» которых стали сотрудники правоохранительных органов. Серьезным ударом по репутации полиции, несомненно, стал «казанский феномен», за которым вскрылись подобные случаи, имевшие место в «прославившемся» в одночасье отделении полиции «Дальний». Затем - разбирательство по нашумевшему делу Магнитского. Эти инциденты прогремели на всероссийском и даже международном уровне (как известно, фигурантам дела Магнитского запретили въезд в США), но и в нашем королевстве не все гладко. Так, недавно был вынесен приговор полицейским (условные сроки), год назад серьезно избившим нашего знаменитого земляка Сергея Максименкова, создателя уникальных автомобилей «Комбат», Ultima и Laura. «МК в Смоленске» в одном из прошлых номеров также осветил спорную тему: двоих пятиклассников одной из смоленских школ отвезли в отделение за подвижные игры на свежем воздухе (или за драку?), чем изрядно напугали их. К слову: фигуранты указанных случаев - сотрудники одного и того же отделения полиции нашего города. Накануне из служебной машины ОВД «Вяземский» загадочным и еще не выясненным способом исчез задержанный. По версии стражей правопорядка, изрядно подвыпивший мужчина самостоятельно взломал специальное запирающее устройство на дверце автомобиля и незаметно для конвоиров покинул «борт», что привело к смерти задержанного. Тело «прыгуна» нашли только под утро следующего дня — проезжавший мимо водитель сообщил в дежурную часть о мертвом человеке, лежавшем у дороги. Даже если не называть повсеместную ситуацию громкими словами вроде кризиса системы правоохранительных органов, становится понятно, что тема в связи с последними событиями как нельзя более актуальная. И, как показал всероссийский «круглый стол», для многих его участников весьма болезненная.
   
Духовный респиратор против постмодернизма
Надо сказать, что к подготовке столь важного мероприятия регионы подошли ответственно: перед веб-камерами разместились руководство УВМД и молодые сотрудники. В первых рядах в каждом субъекте — это можно было заметить на прямых включениях — сидели представители местных епархий РПЦ. Не стала исключением и Смоленщина: молодого батюшку усадили между высокими чинами в погонах прямо за генералом Морозовым.
- Если среди здоровых колосьев появляется сорное растение, то его с корнем вырывают, но не бросаются перепахивать все поле, - зачитал в начале своей долгой речи Рашид Гумарович. - Герои не должны страдать из-за подлецов. В 2011 году 322 сотрудника погибли на войне, защищая Родину, свыше трех тысяч получили ранения. Не нужно забывать, что и сотрудники правоохранительных органов, несущие службу вне горячих точек, постоянно подвержены опасностям и стрессам. Необходимо создавать условия для их релаксации. И в связи со всем этим не хотелось бы, чтобы сегодня обсуждалось только то, что касается случая в Казани. Непременным условием профессионального роста наших сотрудников должна стать работа над собой. Общество должно быть уверено в высокой культуре и нравственности полицейских. Важно понимать, что сегодняшние сотрудники правоохранительных органов — это поколение, сформировавшееся в 90-е годы. Я обращаюсь к присутствующим деятелям искусства, к представителям религиозных конфессий: научите новое поколение полицейских находить прекрасное в повседневном, быть тонкими и чуткими людьми.
- Количество жертв среди полицейских сопоставимо с количеством жертв военных действий, - как бы продолжил мысль министра Патриарх Кирилл. - Идет скрытая, необъявленная война, и начали ее те, кто не желает жить по закону. Ответ же полицейских на возмущенные возгласы общественности может быть излишне эмоциональным и необдуманным. Милиционер — вы меня простите, я привык называть полицию милицией, — так вот, милиционер для подавляющего большинства людей — это лицо власти. Для тех, кто не сталкивается с высокопоставленными чиновниками в большом количестве. Поэтому в таких случаях, как в Казани, речь идет не просто о дискредитации полиции — о дискредитации власти как института. Если в проблемах разбираться преступно, отрабатывая дань, то это уже дискредитация авторитетов. Нарушение присяги — это нарушение клятвы. Многие сегодня говорят о кризисе власти. И мы должны задуматься, что необходимо для того, чтобы действия полиции не наносили нравственного урона обществу. Надо помнить, что полиция имеет дело с настоящей болезнью. Красота спасает мир, а что же делает с ним безобразие? Именно в безобразном, безнравственном контексте живет наша полиция. Заразиться легко! Ведь мы же не суперменов в форму облачаем. Без духовного респиратора никакое повышение заработной платы не сработает. Особую роль в подготовке сотрудников правопорядка должны играть традиционные религиозные конфессии, а также классические произведения искусства, литературы, театра и кино. Только они смогут сегодня привить новым полицейским нужный положительный опыт героя, которому хочется подражать до мелочей. И только с таким героем в сердце юноши и девушки смогут противостоять преступной заразе. Положительным героям хочется подражать! Я был еще достаточно молодым человеком, когда впервые увидел «17 мгновений весны», и мне хотелось подражать герою. А что творится сейчас? Тошно смотреть, гадко слушать диалоги полицейских в кино, сопровождающиеся распитием спиртного в служебных кабинетах. В искусстве все должно быть предельно ясно: кто положительный герой, а кто - отрицательный. Сегодня мы переживаем страшное время, его называют постмодернизмом — даже не хочу это слово произносить... Раньше я не пропускал ни одной постановки МХАТа, а теперь боюсь туда ходить. В это страшное время принятие гендерных законов, разрешение однополых браков стало визитной карточкой Евросоюза. Речь сегодня идет не только о будущем полиции — о будущем человеческой цивилизации!
   
Полицию спасут «сухой закон» и Наташа Ростова
Любопытно, что такой подход вполне поддержали и видные деятели кинематографа — народные артисты СССР: «адъютант его превосходительства» Юрий Соломин и Василий Лановой. По мнению мэтров советского кино, все проблемы полиции заключаются в сегодняшнем состоянии культуры, не иначе. «Куда ни ткни, везде сплошные америкосы ходят и учат нас жить!» - возмутился в финале своего выступления Василий Лановой, предварительно зачитав наизусть отрывок из эпопеи «Война и мир», посвященный первому балу Наташи Ростовой.
- Так хочется чего-то близкого, теплого, -  прокомментировал речь Юрия Соломина Рашид Нургалиев. - Вот сейчас мы поговорили, и столько дел сделать хочется, такой положительный импульс дан... Но времена другие!
Выступления, построенные на по-настоящему ценных предложениях и комментариях, то и дело перемежались блеклыми высказываниями очередного героя. Герои, конечно, говорили красивые и правильные вещи: что полицейские каждый день рискуют своей жизнью, преследуя негодяев, что «не надо всех грести под одну гребенку». Однако эти повторяющиеся в каждом спиче прописные истины носили несколько оправдательный характер.
- Не стоит думать, что нам достаточно воспитать человека похожим на себя — только от этого не будет все в порядке, - по сути возразил деятелям культуры Владимир Лукин, политолог, уполномоченный по правам человека в России. - В среде правоохранительных органов сложилась своя микроидеология: «Наших не выдавать!». И законодательство должно исходить из того, что люди неидеальны и подвержены искушениям. По моему мнению, должна быть создана эффективная система контроля общества над правоохранительными органами. Человек должен отчетливо осознавать, что если он будет соблюдать лишь воровской закон, то его быстро раскроют. Сотрудник полиции должен также видеть и перспективу соблюдения законов. Инстинкт достойного поведения возьмет верх, если человек в мундире будет знать, как скоро он может потерять свои привилегии в случае преступления.
Как добавил Владимир Петрович, в последние годы уполномоченные по правам человека получают свыше пяти тысяч жалоб на деятельность сотрудников органов внутренних дел в год, и эта цифра не меняется в лучшую сторону.
- Необходимо создавать систему технического контроля доследственных, следственных мероприятий с выводом на монитор непосредственного начальства, - поддерживает инициативу с ужесточением контроля Александр Чекалин, бывший первый заместитель министра внутренних дел РФ, член Совета Федерации. - Дело недешевое, но средства можно изыскать. Я считаю также, что 2012 год должен стать годом работы командиров «на земле» - пусть посмотрят, как трудятся их сотрудники в удаленных таежных поселках. Далее. Нужно ввести в вузах МВД курсы, на которых бы рассматривались и анализировались крупные просчеты ведомства. И главное — территория правоохранительных органов должна стать территорией «сухого закона».

«Опухоль нужно удалять и лечить весь организм»
Выступавший следом председатель Совета муфтиев России согласился с предыдущими ораторами в том, что проблемы полиции отражают нравственное состояние общества. «Наилучший показатель работы МВД — это незаметность этой работы», - подчеркнул он.
- Я бы не переоценивал значение произведений литературы и кино в решении проблем современной полиции, - вернулся к теме искусства Генри Резник, адвокат, заслуженный юрист России, член Общественной палаты, президент Адвокатской палаты Москвы. - Причины лежат гораздо глубже. Пока будущее поколение полицейских восхищалось героем «17 мгновений весны», великие поэты и музыканты изгонялись из СССР, диссиденты и правозащитники рассовывались по психушкам. Такого махрового неуважения к личности, как в Советском Союзе, никогда и нигде не было. В какой-то момент, в 30-е годы к примеру, СССР стал страной стукачей. Так что социальное наследие у полиции нехорошее. И не стоит удивляться тому, что сегодняшнее состояние правоохранительных органов близко к плинтусу. Применение насилия к лицам, оказавшимся во власти полиции, носит массовый характер — до нас доходит лишь малая часть такой информации. Ведь у начальника райотдела в голове только два показателя: совершаемость и раскрываемость. И в погоне за последним показания из задержанных выбиваются и выбивались всегда! Скотланд-Ярд считает за счастье сорокапроцентную раскрываемость, в США раскрываемость на уровне 25 процентов, а в России кое-где она зашкаливает за 70 процентов. Ну не верю я в это! Я понимаю, наша полиция работает лучше западной, но не настолько же! Хватит пенять на разложение общества — полиция должна быть лучше того общества, в котором она существует. Человек в форме должен дорожить профессией и должен бояться ее потерять.
Видимо, чтобы полицейские больше боялись, иные спикеры предлагали петь запятнавшим мундир анафему и отлучать их от церкви, которая, в свою очередь, должна занять «наступательную позицию».
- В основе всех реформ полиции должна лежать работа с кадрами, - заявил Николай Ковалев, директор ФСБ в 1996 - 1998 годах, политик и общественный деятель. - Гастарбайтеров в полиции нет и не будет. Настала пора задуматься над инновациями: новое время диктует новые условия. Мы должны исключить «эффект Магнитского» и «казанский феномен». Опухоль нужно удалять, а затем лечить весь организм. Негатив, накопившийся в наших коллективах, никакими аттестациями-переаттестациями не вырежешь. Доверие общества должно стать главным критерием оценки работы полиции.

«Полиция сконцентрирована на карательной функции»
Взявший затем слово Анатолий Кучерена, адвокат, член Общественной палаты, особо обратил внимание участников «круглого стола», что правоохранительным органам сейчас как никогда необходим институт «воспитателя». По мнению Анатолия Григорьевича, психика человека находится в динамике и от того, в каком настроении полицейский, зависят жизни и здоровье граждан. «Должен быть человек, который бы общался с личным составом. Назовите его воспитателем, психотерапевтом, братом — как угодно», - подчеркнул Кучерена.
Необходимость квалифицированной психотерапевтической помощи для сотрудников полиции была неоднократно замечена и многими другими экспертами, так что в скором времени следует ожидать появления «мозгоправов» в отделениях полиции наряду с видеокамерами и прозрачными перегородками в «обезьянниках».
- Государство должно принять весь комплекс мер, чтобы воспитать в обществе отношение к мысли преступить закон как к нелепости, - подняла на другой уровень дискуссию Ольга Костина, лидер правозащитного движения «Сопротивление», член Общественной палаты, лично участвовавшая в расследовании «казанского феномена». - В нашем же обществе к закону иное отношение — презрение. Если у нас убил полицейский — мы беремся за реформирование полиции, убьет врач — возьмемся за здравоохранение. А ведь проблема комплексная, системная. Мы начали реформу правоохранительных органов без идеологии, без приоритетов — вот в чем главная ошибка министерства. Вот попробуйте в критикуемых вами США подойти к полицейскому на улице и плюнуть ему в лицо — будете тротуар подметать 15 суток. А у нас что? Плюнул в лицо полицейскому — получил дубинкой по голове. Все согласны, все довольны. Наши правоохранительные органы нацелены на ненависть к «угрозоносителю». Нужно менять такие приоритеты! Вы должны понять, что не ловите преступников — вы защищаете граждан. А современная российская полиция сконцентрирована на карательной функции. Как-то я смотрела интервью с Аркадием Вайнером, писателем, долгое время проработавшим в милиции. Ему задали вопрос: какие преступники ему запомнились больше всего? Вайнер ответил: «Я не помню преступников, но я помню каждую жертву». В одном американском фильме (кино, которое здесь так критикуют) есть слова: «Права жертвы — права Америки».
   
Прозрачное ведомство
Юмористической ноткой серьезный, а у иных спикеров и пафосный тон дискуссии разбавил Зиновий Коган, председатель Конгресса религиозных еврейских общин и организаций России. В частности, Зиновий Львович попросил министра Нургалиева обратить внимание на права пешеходов. «У водителя есть корпус авто, а у пешехода - только очки и галстук», - посмеялся Коган.
- Милосердие и доброта лежат в основе жестоких решений, - уже относительно темы «круглого стола» отметил Зиновий Львович. - Когда папа порет провинившегося ребенка, он желает ему добра.
Несмотря на пафосные утверждения большинства участников, главный вывод, вытекающий из прозвучавших выступлений: полицию не исцелят ни произведения классических авторов, ни отечественные кинофильмы и добрые телепередачи. Пока имеющие вес и право голоса не перестанут считать, что раньше трава была зеленее и правоохранительные органы (видимо, по причине зеленой травы) едва ли не идеальными, вряд ли в государстве что-то изменится. Трудно рассчитывать на положительную динамику, пока мы во всех внутренних проблемах виним постмодернизм, распущенную молодежь и Госдеп США. Пожалуй, именно с самого верха должны меняться мировоззрение и подход к делу; может быть, так перемены дойдут до самых «дальних» отделений полиции.


Читайте также

Оставить комментарий или два

Добавьте свой комментарий или трэкбэк . Вы также можете подписаться на комментарии по RSS.

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.

Вы можете использовать эти тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Следите за нами в Twitter