Главная » Культурная жизнь

«Alai Oli» в Смоленске: «Когда кто-то отдаёт тебе энергию, хочется отдавать в ответ»

26 октября 2011 Нет комментариев

«Я написала в интернете, что нам нужна помощь, — произносит в микрофон со сцены тоненькая девушка в огромной вязаной шапке, — и со всех городов люди шлют нам лучи поддержки!». Оля Маркес, солистка группы «Alai Oli», улыбается и машет листком, испещренным именами. Набитый битком зал взрывается аплодисментами. Уже через несколько минут, исполняя первую песню, она в запале стянет шапку, оголив гладко выбритый сияющий череп.

20 октября, несмотря на капризы погоды и неполадки с аппаратурой, в "Первом Альтернативном" состоялся едва ли не самый светлый и солнечный концерт за всю историю клуба.

За 7 лет существования уральская команда, исполняющая «неправильное» регги, успела не только громко заявить о себе, но и завоевать своими искренними интонациями огромную популярность у самой широчайшей аудитории, от любителей рока до ска, от регги до хип-хопа — и это всё без ротаций и вложений. Смоленск встретил "Alai Oli" уже в статусе настоящих звёзд. Нешуточный ажиотаж в интернете вокруг концерта развился ещё задолго до начала продажи билетов, а в день выступления в клубе яблоку негде было упасть, причём — в буквальном смысле. Кто-то из поклонников прямо в разгар концерта передал музыкантам целый пакет фруктов, которые тут же и были отправлены большей частью в зрительный зал. «У меня тоже яблочко на память осталось» — пестрели на следующий день сообщениями социальные сети.

Техническая сторона выступления действительно прошла не совсем гладко. "Сейчас просто какой-то стресс ужаснейший случился, — успела пожаловаться нам Оля Маркесперед выходом на сцену. — Мне сегодня все говорили, какой будет обалденный звук, какая хорошая аппаратура стоит. Мы уехали на радио давать интервью, а когда вернулись, у нас осталось немного времени на саунд-чек, мы выходим на сцену, и я просто начинаю петь и понимаю, что это не вариант: нет нужных частот. Я пою в верхнем частотном диапазоне и недостаточно, чтобы были слышны какие-то звуки в мониторах, нужно, чтобы были именно мои частоты, иначе я как вслепую пою — и их нет! Естественно, биться как-то, стараться решить этот вопрос, особенно когда уже запускают народ, когда все стоят и смотрят — это просто невозможно. От бессилия опускаются руки и хочется откусить себе голову."

"У нас в такой момент всегда решает третий шаг, — замечает гитарист Дмитрий Лаврентьев, — просто перепоручить это. Не стоит расстраиваться, тратить энергию. Всё будет по-любому круто."

"Да, — оживляется Оля, — я написала в интернете, что нам нужны лучи поддержки, и люди изо всех городов пишут какие-то хорошие слова. Это очень поддерживает и поднимает настроение. Самое крутое — это то, что люди в зале могут вывезти всё, что угодно, любую ситуацию: ужасный звук или у меня отваливается нога, что-нибудь болит, кто-нибудь умер. Но если люди в зале поддерживают, для них хочется всё сделать, забить на то, что звук плохой, и сделать чудо какое-то, только для того, чтобы они были счастливы. Когда кто-то отдаёт тебе энергию, хочется отдавать в ответ".

В лучах поддержки ли дело или в профессионализме музыкантов, но концерт прошёл на ура. И хотя диалог между Олей Маркес и звукорежиссёром перманентно со сцены продолжался на протяжении всего выступления, отыграли "Alai Oli" блестяще, попутно исполнив почти все заявки из записок, переданных из зрительного зала. "Поздравьте, пожалуйста, Катю, у неё сегодня день рождения, — зачитывает Оля и смеётся: Мы обязательно исполним для Кати хорошую песню!.. "Зачем ты под чёрного легла". Только чуть попозже".

"Она такая непосредственная", — делятся впечатлениями люди в зале. Солистка — комок нервов и сгусток солнечного позитива в одном лице, поёт с надрывом, безумно мимикрирует, поглаживая ладонью бритый череп, и тут же начинает оголтело скакать по сцене, заполняя собой и своей фонтанирующей энергетикой всё окружающее пространство без исключения.

"В одном интервью ты говорила о том, что большинство твоих песен были написаны в очень тяжёлые моменты жизни, но при этом они излучают свет и любовь..." — мы сидим в гримёрке и Оля смешно и трогательно держит диктофон, который я ей вручила, двумя руками.

«Вот сижу я на дне отчаяния, — вздыхает она. — Если я буду просто описывать происходящее, ничего не изменится, это как-будто ты смотришь только по сторонам. А если ты всё равно сидишь на дне отчаяния и поднимаешь глаза вверх, куда-то к надежде, тянешься к ней всем существом, успокаиваешь себя: ну да, сейчас не очень, но всё будет хорошо, стопудово у меня всё будет хорошо. Всеми песнями я прежде всего успокаивала себя, мне нужно было найти какое-то лекарство, что-то, что бы работало для меня в тот момент, какую-то строчку, которую можно повторять, как мантру, чтобы она меня вывозила. Если эти строчки честные, они работают — не только со мной, но и с другими людьми тоже. Хотя когда я их писала, я никогда не думала, что делаю это для кого-то, нет.»


У вас сейчас очень плотный гастрольный график, есть какие-то вещи, на которые вам не хватает времени?

Мне очень нравится гастролировать, я всё успеваю, что мне нужно: проводить какие-то мои практики (прим: Оля Маркес довольно серьёзно занимается йогой), писать, смотреть по сторонам, общаться с друзьями, встречать новых людей. Нет ничего круче, чем ездить путешествовать. Раньше было немного неуютно, потому-что меня выгнали из квартиры, которую я снимала, её собрались продавать, а новой у меня не было. Поездки без ощущения дома, без ощущения того, что есть место, куда можно приехать, лечь в свою кровать, почитать, поваляться. Это очень важно — знать, что где-то есть место, куда ты можешь стремиться для отдыха и восстановления сил. Сейчас у меня есть обалденная конура, в которую хочется возвращаться.

А вы не надоедаете друг другу? Столько много времени вместе проводите.

Не-е-ет! — хором отвечают все музыканты, глядя друг на друга с притворным отвращением, и смеются.

Вы сами ходите на какие-нибудь концерты?

Мне сложно ходить на концерты, потому что я всегда жду, наверное, то, что сама делаю. Есть такая тема. Хочется увидеть личность, человека, который делает музыку, а чаще всего я прихожу и слышу только саму музыку. Не получается влиться в поток и колбаситься вместе со всеми. Но последнее время я исправляюсь. Мы ходили на концерт "Jane Air" в Питере, ходили на концерт "Tracktor Bowling". Так получилось, что сначала мы познакомились с ребятами. Как-то уже стрёмно было, что мы ни разу не слышали то, что они играют (смеётся). Пришли, послушали — круто! (смеётся) На квартирнике "Ассаи" была, тоже волшебные дела они делают. (поворачивается к музыкантам) Какие ещё концерты?
Дмитрий Лаврентьев: Ну наверное на всей питерской тусовке уже побывали.
Илья Липатов (ударные): На Стаса Михайловастараемся ходить, не пропускаем. (смеются).


Это правда, что в школе учителя говорили тебе: «Оля, не пой»?

Да! У меня даже была такая история. Мы с Бро поставили наконец-то, впервые за 10 лет, приличный номер на фестивале английской песни. Мы учились в английской школе, и у нас был фестиваль музыки. Мы весь наш класс заставили выучить песню «No Woman, No Cry», вложили в это всю душу. Получилось реально круто, и нас позвали выступить в какой-то театр эстрады или ТЮЗ на выпускном, выбрали наш номер. И вот мы уже стоим на сцене. На весь класс было микрофона четыре для самых классных вокалистов. Не то чтобы я себя считала классной вокалисткой, но по праву мне микрофон принадлежал, это же была моя идея. И уже на сцене завуч по воспитательной работе подходит, забирает у меня микрофон и отдаёт другой девочке (смеётся).
Дмитрий Лаврентьев: Потому-что её мама толкнула её и спросила: «А почему моя Анечка стоит и не поёт, Галина Сергеевна?»
Оля Маркес: Эльвира Александровна.
Александр Федотовских, бас-гитарист: После этого люди, которые пели с нами на сцене, таинственно исчезали. С каждым годом их всё меньше и меньше. (все смеются)


В прошлом году ты говорила, что лучшая песня, которую ты написала — это «Satta Massagana»

Оля Маркес: Ничего не изменилось (смеётся)! Я всё ещё считаю, что "Satta Massagana" — это лучшая песня, которую я написала, и именно поэтому наш новый альбом будет называться «Satta Massagana». Я даже сделала татуировку на голове, которая посвящена этой песне и этой теме в принципе. Эта песня очень глубокая и в ней спрятан огромный смысл, не в словах, а если связать мою жизнь, все образы, которые там, то можно докопаться до истины.

Это очень личная песня?

Все песни очень личные, ну пожалуй кроме "Зачем ты под чёрного легла?" (смеётся).


Песней "Satta Massagana" группа "Alai Oli" и закончила своё выступление, после чего на сцену вышла… группа "ТТП".
"ТТП" — безбашенный сайд-проект "Alai Oli", неполиткорректный глумной хип-хоп, привет "от уральского быдла смоленскому быдлу". Абсолютно несерьёзные тексты и дикий угар. У молодого коллектива в репертуаре пока совсем немного песен, но все они уже пользуются поистине народной любовью. И правда, устоять на месте под "Воруй-убивай регги" или "Грибок стопы" практически невозможно!

Прощаясь со Смоленском, Оля Маркессказала: "Мы ещё приедем к вам и это будет очень круто. Или не приедем, или приедем, и тогда вы точно в нас все влюбитесь."
Лукавила: равнодушным концерт "Alai Oli" не оставил никого.
Приезжайте к нам ещё, мы и так вас любим.

Фото Stand x Up.

linaD, Молодежный Смоленск


Читайте также

Оставить комментарий или два

Добавьте свой комментарий или трэкбэк . Вы также можете подписаться на комментарии по RSS.

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.

Вы можете использовать эти тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Следите за нами в Twitter